Должностные инструкции - примеры, тексты, образцы
1.1. Трудовое или международное право?

Вопрос о понятии и отраслевой принадлежности международного трудового права (далее - МТП) среди специалистов по трудовому и международному праву относится к самым дискуссионным. До 1980-х гг. о МТП было принято говорить как о праве международных договоров в сфере труда, регулируемых международным правом. В российской правовой традиции эта позиция впервые была сформулирована С.А. Ивановым в 1960-е гг. <1>. Такой же подход разделялся и другими специалистами позже <2>.
--------------------------------
<1> Иванов С.А. Проблемы международного регулирования труда. М., 1964.
<2> Киселев И.Я. Сравнительное и международное трудовое право. С. 447 - 449; Лужников А.М., Лушникова М.В. Международное трудовое право и международное право социального обеспечения: введение в курс. Ярославль, 2010. С. 60; Бекяшев Д.К. Международное трудовое право: Учеб. пособ. М., 2008., С. 8; Он же: Международное трудовое право: публично-правовые аспекты: Учебник. М., 2013., С. 4; Thomas C., Oelz M., Beaudonnet X. The use of international labour law in domestic courts: Theory, recent jurisprudence, and practical implications // Les norms internationales du travail: un patrimoine pour l'avenir  en l'honneur de Nicolas Valticos. J.-C. Javillier, B. Gernigon (eds.) ILO, Geneva, 2004. P. 254; и др.

Существуют и иные точки зрения. Так, авторитетный специалист по МТП Н. Валтикос определял это понятие как "ту часть трудового права, которая имеет международные источники" <1>. Д.В. Черняева рассматривает международное публичное трудовое право как "комплексную подотрасль трудового и международного публичного права" <2>, а И.В. Шестерякова считает, что МТП следует выделить не в подотрасль международного, а в самостоятельную отрасль права <3>.
--------------------------------
<1> Valticos N. International Labour Law, Deventer, 1977. P. 17.
<2> Черняева Д.В. Международные стандарты труда (международное публичное трудовое право): Учеб. пособ. М., 2010. С. 21.
<3> Шестерякова И.В. Международно-правовое регулирование труда / Под ред. Н.П. Антипова. Саратов, 2004. С. 15.

Для определения отраслевой принадлежности МТП очень важно учитывать позиции теории международного права применительно к взаимодействию национальной и международной правовых систем. Международное право - это правовая система, парной по отношению к которой выступает национальная правовая система в целом, а не отдельные отрасли национального права, такие как гражданское, трудовое, уголовное и т.д. В правовой науке исторически сложилось два основных подхода, подразумевающих, что международное и национальное право представляют собой единую систему, в которой возможно установить приоритет международного либо национального права (монизм), либо что национальная и международная правовые системы автономны друг от друга. Второй подход чаще всего называют дуализмом. В современной отечественной доктрине международного права преобладает умеренный дуалистический подход, подразумевающий, что национальное и международное право хотя и тесно связаны между собой и оказывают взаимное влияние, но не находятся в иерархическом подчинении в отношении друг друга <1>. Поскольку не существует и не может существовать какой-либо надгосударственной власти, международное право по определению носит координационный характер, в то время как национальная правовая система всегда субординационна: все субъекты права подчиняются внутригосударственному регулированию. В настоящее время позиция умеренного дуализма разделяется не только ведущими учеными-международниками, но и теоретиками права <2>.
--------------------------------
<1> Подробнее об этом см., например: Усенко Е.Т. Очерки теории международного права. М., 2008. С. 122 - 152.
<2> См.: Марченко М.Н. Источники права: Учеб. пособ. М., 2008. С. 330 - 355.

Тем не менее эта стройная теоретическая конструкция не может в полной мере описать феномен современного МТП. Определение МТП исключительно как отрасли международного права в настоящее время не отражает это правовое явление во всей его полноте. По целому ряду параметров МТП выходит за строгие рамки системы международного права.
Речь идет о следующих аспектах МТП.
А. Рост международной роли МНК. На фоне классической системы международных отношений в мировой экономике и политике в последние десятилетия произошли очень существенные изменения. После окончания Второй мировой войны США и контролируемые ими международные финансовые организации так называемой Бреттон-Вудской системы (Международный валютный фонд, Всемирный банк и Всемирная торговая организация) стали проводить политику свободного движения капиталов, приведшую в итоге к финансовой глобализации. Помимо перетекания инвестиций и рабочих мест из развитых в развивающиеся государства, это явление вызвало и чрезвычайно опасные социальные последствия. Речь идет о так называемой гонке на дно, когда развивающиеся страны конкурируют между собой за привлечение иностранных инвестиций путем снижения социальных стандартов и демонтажа трудового законодательства. Оказавшись в зависимости от инвестиций со стороны многонациональных корпораций (МНК), развивающиеся государства оказываются обреченными оставаться в международной экономической нише экспортеров за счет дешевого труда, т.е. заниматься "социальным демпингом". Фактическое соотношение сил между государствами и крупнейшими корпорациями претерпело принципиальные изменения.
Начиная с 1990-х гг. МНК в ответ на обоснованную критику в связи с провоцированием "гонки на дно" <1> стали принимать акты, в которых декларировались намерения не только соблюдать основополагающие принципы и права в сфере труда, но и требовать их соблюдения от своих подрядчиков. В некоторых из таких актов предусмотрены и механизмы ответственности за нарушение подрядчиками этих принципов, т.е. их уже нельзя отнести исключительно к области "мягкого права". Вслед за МНК, которым общественное мнение не слишком доверяет осуществление контроля за собственными подрядчиками и за самими собой, схожие, но более детальные акты стали приниматься внешними структурами: международными неправительственными организациями и внешними частными компаниями. Появилось новое явление - "социальная маркировка" тех производителей, которые выпускают продукцию без нарушения трудовых прав.
--------------------------------
<1> Поскольку международная торговля, с одной стороны, оказывает воздействие (чаще всего негативное) на международные трудовые нормы, а с другой стороны, торговые санкции могут выступать наиболее эффективным инструментом стимулирования применять трудовые нормы, в рамках ВТО велись переговоры об увязывании международных трудовых стандартов с торговыми соглашениями. Но к успеху эти переговоры не привели. См. об этом: Лютов Н.Л. Международная торговля, ВТО и международные трудовые стандарты: какие уроки могут быть полезны для России? // Трудовое право в России и за рубежом. 2013. N 3. С. 7 - 10. Тем не менее в отдельных торговых соглашениях есть увязки с исполнением трудовых стандартов. См. об этом: Assessment of labour provisions in trade and investment arrangements / International Labour Office. Geneva: ILO, 2016.

Можно было бы говорить о том, что такого рода акты относятся к сфере национального трудового права той страны, где учреждена МНК или организация, создавшая кодекс поведения. Однако эти акты действуют в отношении неограниченного круга подрядчиков МНК, и далеко не всегда существуют какие-либо четкие привязки к применимому национальному законодательству. В случае внутренних кодексов МНК речь идет о том, что компания декларирует, что она намерена разрывать договоры с теми подрядчиками и исполнителями, которые не применяют сформулированных этой компанией "международных трудовых стандартов". По сути, МНК или международная неправительственная организация является создателем правовой нормы, за соблюдением которой и осуществляет контроль самостоятельно.
Очевидно, что в рамки классического международного (межгосударственного) трудового права данное явление совершенно не укладывается. Однако и связь этих новых источников права с вненациональным правовым регулированием труда слишком сильна, чтобы ее можно было игнорировать.
С ростом МНК связана еще одна важная тенденция современных отношений в сфере труда - увеличение роли международных профсоюзных организаций, международных объединений работодателей и заключение коллективных соглашений на международном уровне <1>. Интернационализация коллективных переговоров стала довольно активно развиваться в XXI в. <2>, особенно ярко она стала проявляться применительно к морскому судоходству и международным профсоюзным кампаниям против применения судовладельцами политики "удобных флагов" <3>. Речь, разумеется, идет не о международных отношениях как отношениях межгосударственных. Тем не менее очевидно, что и в рамки классических коллизионных правовых норм это явление не вписывается.
--------------------------------
<1> См. об этом: Морозов П.Е. Современные тенденции развития зарубежного трудового права в условиях глобализации: Монография. М.: Проспект, 2012. С. 176 - 201; Егоров С.А. Международно-правовое регулирование социального диалога в сфере труда: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014.
<2> См.: Sheldon P., Bamber G.J. Collective Bargaining: Globalizing Economies and Diverse Outcomes // Comparative Labour Law and Industrial Relations in Industrialized Market Economies. XIthR. Blanpain (ed.). Wolters-Kluwer, 2014. P. 596.
<3> Особенно известен в этом отношении резонансный спор между паромным перевозчиком - компанией "Викинг-лайн" и международным профсоюзом - Международной федерацией работников транспорта. См.: The Laval and Viking Cases: freedom of services and establishment v. industrial conflict in the European economic area and Russia // Blanpain R., Swiqtkowski A.M. (eds.). Bulletin of comparative labour relations, Vol. 69, 2009.

В правовой науке предпринимались попытки совместить международное и национальное право в связи с распространением внешнеторговой деятельности. Наиболее известна в этом отношении концепция американского ученого Ф. Джессопа, выдвинувшего тезис о существовании "транснационального права". Считая, что классическое международное право не отвечает потребностям современных экономических отношений, он предложил концепцию комплексной отрасли права, "которая бы регулировала все события и действия, выходящие за рамки национальных границ. Сюда включается международное публичное и частное право, а также другие правила, которые не полностью подходят под эти стандартные категории" <1>. Под "другими правилами" понимается прежде всего так называемое мягкое право (см. далее) и lex mercatoria (лат. - "торговое право"), т.е. свод вырабатываемых и самостоятельно применяемых участниками международного экономического оборота частных правил и принципов, которые формируются без участия государств. Если понимать транснациональное право как систему, в которой равноправны государства и многонациональные компании, такой подход будет и некорректен, и вреден. Некорректен он будет по той причине, что очевидно, что на территории конкретного государства компания будет вынуждена подчиняться национальному законодательству, т.е. этому государству. А вреден - потому что такое "повышение статуса" МНК чревато еще большим произволом с их стороны и усилением проблемы "гонки на дно". Тем не менее очевидно, что закрывать глаза на существование как мощных МНК, так и пока достаточно слабых попыток контроля за их деятельностью просто нецелесообразно.
--------------------------------
<1> Jessup P.P. Transnational Law. Yale University Press, New Haven, 1956. P. 2.

Б. Генеральные системы торговых преференций - это еще одно явление современного права, теснейшим образом связанное с МТП, но не укладывающееся в рамки международного публичного права. Речь идет об устанавливаемых в США и ЕС системах преференций в торговле для тех государств, которые выполняют основополагающие права и принципы в сфере труда согласно одноименной Декларации МОТ 1998 г. (в случае ЕС) либо сформулированным в одностороннем порядке самими США "международно-признанным правам работников". В данном случае внутреннее законодательство США либо наднациональные акты ЕС порождают правовые последствия для других государств, причем последствия эти связаны с соблюдением прав и принципов, которые принявшие их США либо Евросоюз относят к международным, хотя это не является бесспорным. В случае США - по той причине, что одно государство не может формулировать международных принципов, а в случае ЕС - потому что формулировка четырех основополагающих принципов и прав в сфере труда в Декларации МОТ 1998 г. - это еще один вопрос, который плохо укладывается в классическое международное право (см. далее).
В. Трехсторонняя структура Международной организации труда. Основные управляющие органы МОТ построены на трехсторонней основе, подразумевающей равноправное представительство правительств и объединений работников и работодателей <1>. При создании МОТ в 1919 г. имелась в виду цель не только более демократического представительства работников и работодателей при принятии международных договоров в сфере труда, но и защиты капиталистических государств от распространения мировой революции. Трехсторонняя структура МОТ была практически несопоставимой с государствами социалистического лагеря, поскольку те не могли продемонстрировать наличия независимых от государства представителей работников и работодателей. После окончания холодной войны эта проблема утратила свое значение, однако остался вопрос в отношении МОТ как международной межправительственной организации. С одной стороны, с помощью трехстороннего участия государств и крупнейших национальных объединений работников и работодателей обеспечивается более широкое и демократичное представительство участников отношений в сфере труда каждого государства. С другой стороны, возникают вопросы формально-юридического характера. Например, наибольшая фактическая нагрузка по контролю за соблюдением конвенций и рекомендаций МОТ возлагается на Комитет экспертов по применению конвенций и рекомендаций и Комитет по свободе объединения (см. об этом § 2 далее). Комитет экспертов назначается руководящим органом МОТ - трехсторонним Административным советом, а Комитет по свободе объединения сам построен по трехстороннему признаку. С учетом того что статус ни того, ни другого контрольного органа МОТ не закреплен в уставе Организации, возникает вопрос: насколько решения этих органов носят обязательный характер в отношении суверенных государств - членов МОТ, не выразивших свое недвусмысленное согласие на подчинение этим решениям? Вряд ли ответ на этот вопрос можно найти исключительно в рамках международного публичного права, касающегося лишь отношений между суверенными государствами.
--------------------------------
<1> См. об этом подробнее: Трудовое право: Учеб. для бакалавров / Под ред. К.Н. Гусова. М.: Проспект, 2013. С. 607 - 615; Черняева Д.В. Указ. соч. и др.

Сказанное приводит к выводу о том, что если "по формальному признаку" определять МТП лишь как отрасль международного права, то из поля зрения выпадут очень важные составные элементы этого правового явления. Одновременно с этим объединение международного публичного и национального права вряд ли корректно. Кроме того, даже такое объединение не сможет вместить в себя некоторые правовые механизмы (международные коллективные переговоры и соглашения, а также кодексы поведения МНК и межправительственных организаций), которые не относятся ни к национальной правовой системе какого-либо государства, ни к международной.
Наиболее правильным представляется говорить о МТП в широком смысле как о науке и учебной дисциплине, объединяющей в себе разнородные элементы, но не как о единой структурной части международной и/или национальной правовой системы. Эта комплексная структура (комплексная отрасль) объединяет элементы международного (публичного) права, национального трудового права, а также акты международного социального партнерства, акты МНК и международных неправительственных организаций, которые нельзя отнести ни к одной из двух правовых систем. Таким образом, МТП в широком смысле следует понимать как комплексную отрасль, в предмет которой входят все отношения в сфере труда, выходящие за национальные границы одного государства.

правое меню

Инструкции по направлениям:
   Дирекция, офис
   Бухгалтерия
   Отдел документационного обеспечения, канцелярия, архив
   Юридический отдел
   Отдел по патентной работе
   Планово-экономический отдел
   Финансовый отдел
   Отдел организации и оплаты труда, нормирования труда, социального развития
   Охрана труда
   Отдел охраны окружающей среды
   Отдел кадров (персонала)
   Отдел подготовки кадров
   Военно-учетный стол
   Коммерческая, корпоративная служба
   Отдел контроля качества
   Отделы снабжения, сбыта, продаж
   Рекламные и информационные службы
   Отдел маркетинга
   Отдел по защите информации
   Службы безопасности и охраны, пропускные службы
   Вычислительный (информационно-вычислительный) центр
   Статистический отдел
   Инвестиционно-аналитическое подразделение
   Редакционно-издательский отдел
   Производственно-диспетчерская служба
   Служба главного энергетика
   Отдел стандартизации
   Служба главного механика
   Служба главного технолога
   Транспортная и складская служба
   Хозяйственный и жилищно-коммунальный отделы
   Служба главного инженера, технический отдел
   Службы технического обслуживания
   Отдел комплектации оборудования
   Служба главного конструктора
   Исследовательские, производственные лаборатории
   Автотранспортные предприятия и подразделения
   Медицинские организации
   Организации железнодорожного транспорта
   Организации морского транспорта
   Организации лесной и деревоперерабатывающей промышленности
   Организации сельского хозяйства
   Должностные инструкции в строительстве
   Организации физкультуры и спорта
   Организации авиации
   Организации ракетно-космической промышленности
   Организации сферы туризма
   Организации культуры и искусства
   Организации образования
   Организации общественного питания
   Архивное дело
Переводы
Наши счетчики:
Rambler's Top100
Copyright 2009 - 2018г. Образцы, тексты и примеры Должностных инструкций. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!